Привыполнении работ подрядчик причинил ущерб имуществу заказчика минск

Подрядчик нарушил сроки и нанес урон имуществу заказчика

Подрядчик нарушил сроки и нанес урон имуществу заказчика

torg_vetlab » 26 фев 2016, 09:19

Re: Подрядчик нарушил сроки и нанес урон имуществу заказчика

Просто Петр » 26 фев 2016, 09:57

Re: Подрядчик нарушил сроки и нанес урон имуществу заказчика

Yana1584 » 26 фев 2016, 10:03

Re: Подрядчик нарушил сроки и нанес урон имуществу заказчика

Гера » 26 фев 2016, 10:15

Re: Подрядчик нарушил сроки и нанес урон имуществу заказчика

torg_vetlab » 26 фев 2016, 10:31

Зафиксировали причинно следственную связь -разбор крыши/залив помещений при помощи технадзора, отправили акт подрядчику письмом. а в ответ тишина

В контракте прописано право требовать уплату пеней и начислять штрафы

Да и мы тоже постараемся не подписывать. а если они встречный иск? Ремонт крыши то они ведут строго в соответствии со сметной документацией. Конкретно работы без нарушений, здесь только халатность можно за уши притянуть

Re: Подрядчик нарушил сроки и нанес урон имуществу заказчика

torg_vetlab » 26 фев 2016, 10:37

Вот и вопрос. Может быть за ущерб уже сейчас в суд бежать?

Re: Подрядчик нарушил сроки и нанес урон имуществу заказчика

Просто Петр » 26 фев 2016, 10:39

Re: Подрядчик нарушил сроки и нанес урон имуществу заказчика

Гера » 26 фев 2016, 10:45

Re: Подрядчик нарушил сроки и нанес урон имуществу заказчика

torg_vetlab » 26 фев 2016, 11:02

уже прошел срок на устранение . давали 30 дней

я правильно поняла, что лучше разделить иски.

Re: Подрядчик нарушил сроки и нанес урон имуществу заказчика

Костя С. » 26 фев 2016, 11:14

Виновник пожара — субподрядчик, а убытки возместит генподрядчик

При некачественном выполнении работ субподрядчиком или нарушении им сроков заказчик предъявляет требования, предусмотренные ст. 669, 676 ГК, к генподрядчику. Именно он несет ответственность перед заказчиком за последствия ненадлежащего исполнения или неисполнения обязательств субподрядчиком .

Среди прочего, генподрядчик будет возмещать убытки, которые возникли, например,
в связи с устранением заказчиком недостатков работы или ликвидацией последствий аварии, пожара, случившихся по обстоятельствам, за которые отвечает субподрядчик.

Пример из судебной практики

ООО обратилось в экономический суд с исковым заявлением к ЗАО о возмещении
15 000 рублей ущерба, причиненного пожаром.

ЗАО (генподрядчик) по договору строительного подряда с ООО (заказчик) осуществляло капитальный ремонт банно-оздоровительного комплекса. Договор закрепил гарантийные обязательства генподрядчика (ответчика). Согласно им дефекты, допущенные по вине генподрядчика и выявленные в период гарантийного срока эксплуатации, должны были устраняться за его счет.

Согласно акту приемки объект сдали в эксплуатацию в 2015 году. В феврале 2017 года
в одном из помещений банно-оздоровительного комплекса произошел пожар, в результате которого пострадало имущество заказчика.

Как утверждал истец, причиной пожара стали некачественно выполненные ЗАО работы. Это подтвердило заключение пожарно-технической экспертизы и пояснения специалиста. В частности, пожар возник из-за тепловой энергии электрического тока при аварийном режиме работы электрической сети, проходящей через помещение комнаты отдыха.

Старший инспектор инспекции государственного пожарного надзора пояснил суду, что при вскрытии подвесного потолка был обнаружен алюминиевый провод. В то же время вся проводка была из медного провода. Провод, в отличие от всех электроприборов, не находился под напряжением. На этом основании старший инспектор сделал вывод, что алюминиевый провод был временной проводкой, которую забыли убрать рабочие.

Материальный ущерб имуществу банно-оздоровительного комплекса составил
5000 рублей. Однако фактические затраты на восстановление поврежденного пожаром имущества согласно актам сдачи-приемки выполненных строительных работ составили 15 000 рублей.

Согласно ст. 933 ГК вред, причиненный личности или имуществу гражданина либо юридического лица, обязано в полном объеме возместить причинившее его лицо. В силу п. 2 ст. 965 ГК вред, причиненный вследствие недостатков работы или услуги, должен возместить исполнитель, а именно лицо, выполнившее работы или оказавшее услуги.

Лицо, причинившее вред, освобождается от его возмещения, если докажет отсутствие своей вины. Закон может предусматривать возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя.

Оценив представленные доказательства, заслушав пояснения представителя истца, суд счел заявленные требования обоснованными и подлежащими удовлетворению.

Доводы ответчика как основание возражений против иска суд счел необоснованными. Так, в отзыве на иск ответчик сослался на объяснения заместителя директора ООО, закрепленные в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела. Согласно этим объяснениям в комнате отдыха, где произошел пожар, в декабре 2016 года проводились работы по замене электрооборудования. Это могло оказать влияние на аварийную работу электросети. В январе 2017 года в том же помещении обнаружилась неисправность проводки.

Однако изложенные ответчиком факты не свидетельствовали о каких-либо нарушениях, допущенных истцом во время эксплуатации комнаты отдыха в банно-оздоровительном комплексе. Все работы по замене электрооборудования проводил сам ответчик. Утверждения ответчика о вероятной причине пожара не соответствовали действительности и противоречили выводам экспертизы.

Изучив фактические обстоятельства дела, заслушав пояснения представителей сторон, ответчика, третьих лиц, специалиста и приняв во внимание нормы законодательства, суд счел иск обоснованным и подлежащим удовлетворению.

В кассационной жалобе ответчик просил отменить решение суда первой инстанции и направить дело на новое рассмотрение. По мнению ответчика, суд первой инстанции не дал надлежащей правовой оценки отдельным фактам.

Так, из буквального содержания ст. 965 ГК, определяющей лиц, ответственных за вред, причиненный вследствие недостатков товара, работы или услуги, следует, что возместить ущерб обязано лицо, которое непосредственно выполнило работы с недостатками. Работы по внутреннему электрооборудованию на объекте выполнил не ответчик, а субподрядчик.

По мнению ответчика, решение суда содержало противоречивый вывод о причине пожара. С одной стороны, в качестве его причины суд назвал тепловую энергию при работе электрической сети. С другой — провод, из-за которого возник пожар, не находился под напряжением, поэтому вызвать возгорание не мог.

Вывод о вине ответчика суд сделал на основании заключения пожарно-технической экспертизы. В то же время в материалах дела данное заключение отсутствовало. Постановления об отказе в возбуждении уголовного дела содержали вывод о вероятной причине пожара. Данный вывод, по мнению ответчика, опровергал выводы суда, основанные на результатах экспертизы.

Изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы, судебная коллегия по экономическим делам не нашла оснований для ее удовлетворения.

В соответствии с п. 3 ст. 660 ГК генподрядчик несет перед заказчиком ответственность за последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств субподрядчиком. Указанная норма устанавливает порядок ответственности генподрядчика перед заказчиком за деятельность субподрядчика в рамках договора строительного подряда. В то же время отношения, вытекающие из возмещения вреда, внедоговорные.

Порядок определения лиц, ответственных за вред, причиненный вследствие недостатков товаров, работы или услуги, регулирует ст. 965 ГК. Как предусматривает ее п. 2, вред, причиненный вследствие недостатков работы или услуги, должен возместить исполнитель — лицо, выполнившее работу или оказавшее услугу.

В качестве правового основания для взыскания реального ущерба истец сослался на положения ст. 933 ГК. Согласно п. 1 ст. 933 ГК вред, причиненный имуществу юридического лица, возмещает в полном объеме лицо, причинившее вред. В силу ч. 2 п. 1 ст. 933 ГК закон может возложить обязанность возмещения вреда на лицо, которое не было причинителем вреда.

В рассматриваемом случае основанием для возложения ответственности за причинение вреда на генподрядчика (ответчика) стало ненадлежащее выполнение субподрядчиком работ по внутренней электропроводке. Это подтверждало заключение пожарно-технической экспертизы и пояснения специалиста — старшего инспектора инспекции государственного пожарного надзора.

Как следовало из протокола судебного заседания, суд рассматривал заключение экспертизы в судебном заседании.

Определяя подлежащий взысканию размер вреда, суд первой инстанции правомерно принял за основу подтвержденные актом выполненных работ фактические затраты истца на восстановление поврежденного пожаром имущества.

Руководствуясь принципом относимости доказательств, судебная коллегия не приняла во внимание доводы ответчика, основанные на постановлениях об отказе в возбуждении уголовного дела. Подлежащий доказыванию факт по делу подтверждало надлежащее доказательство — заключение пожарно-технической экспертизы.

Исходя из изложенного оснований для удовлетворения кассационной жалобы ответчика и изменения или отмены принятого по делу решения не было. Решение суда первой инстанции кассационная инстанция оставила в силе. В апелляционном порядке решение суда первой инстанции не пересматривалось.

Таким образом, при заключении договора субподряда генеральный подрядчик несет ответственность за действия нанятых им субподрядчиков. При этом в договоре подряда можно предусмотреть право заказчика предъявлять им претензии.

ВС пояснил, когда заказчик не вправе взыскивать убытки с подрядчика свыше общей стоимости работ

21 августа Верховный Суд РФ вынес Определение № 307-ЭС19-5190 по спору о взыскании заказчиком с подрядчика убытков по договору строительного подряда, состоящих из расходов на устранение недостатков выполненных работ и издержек на проведение строительно-технической экспертизы.

В июле 2017 г. ООО «Тич Ми Плиз Рус» (заказчик) и предприниматель Юлия Кузнецова (подрядчик) заключили договор строительного подряда, общая стоимость которого составила 400 тыс. руб. Согласно условиям договора общество перечислило предпринимателю предоплату на сумму 220 тыс. руб. В предусмотренный договором срок согласованные сторонами работы не были выполнены подрядчиком, а выполненные имели дефекты. Подрядчик не устранил недостатки, несмотря на просьбы заказчика, поэтому последний обратился в суд с иском о взыскании с ИП расходов на устранение недостатков выполненных им работ (свыше 692 тыс. руб.) и издержек на проведение строительно-технической экспертизы (25 тыс. руб.).

Арбитражный суд удовлетворил иск в полном объеме, взыскав с Юлии Кузнецовой все вышеуказанные денежные суммы. Далее апелляционный суд отказал в принятии жалобы ИП в связи с отказом в восстановлении пропущенного срока на ее подачу. Впоследствии кассационная инстанция оставила в силе решение суда первой инстанции.

Удовлетворяя требования общества в полном объеме, суды исходили из доказанности факта возникновения дефектов в пределах гарантийного срока. Суд первой инстанции признал некачественный характер выполненных ответчиком работ, оценив представленное истцом экспертное заключение ООО «Лаборатория строительной экспертизы». Выводы данного экспертного заключения были положены судом в основу решения об определении размера убытков в виде предстоящих расходов на устранение выявленных недостатков.

Тогда Юлия Кузнецова обратилась с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ, ссылаясь на нарушения норм материального и процессуального права.

Изучив обстоятельства дела № А56-88551/2017, высшая судебная инстанция со ссылкой на п. 13 Постановления Пленума от 23 июня 2015 г. № 25 разъяснила, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права (п. 2 ст. 15 ГК РФ).

ВС также указал, что если для устранения повреждений имущества истца используются новые материалы, то (за исключением установленных законом или договором случаев) расходы на такое устранение включаются в состав реального ущерба истца полностью, даже если стоимость имущества увеличится по сравнению с его стоимостью до повреждения. Размер подлежащего выплате возмещения может быть уменьшен, если ответчик докажет или из обстоятельств дела следует с очевидностью, что существует иной, более разумный и распространенный в обороте, способ исправления подобных повреждений аналогичного имущества.

Со ссылкой на п. 5 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. № 7 Суд отметил, что по смыслу ст. 15 и 393 ГК РФ кредитор доказывает наличие у него убытков, а также обосновывает их размер и причинную связь между неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником и такими убытками. Должник вправе возражать относительно размера причиненных кредитору убытков и предъявлять доказательства о том, что кредитор мог уменьшить такие убытки, но не принял для этого разумных мер (ст. 404 ГК РФ).

В рамках рассматриваемого дела, как пояснил Верховный Суд, основанием для удовлетворения иска явилось нарушение ответчиком качества выполненных работ по обустройству пола, что было подтверждено заключением эксперта. Содержание экспертного заключения рекомендовало демонтировать напольное покрытие по всей площади до основания, обеспылить поверхность и выполнить укладку ПВХ-покрытия. В подготовленной экспертом смете на устранение недостатков стоимость оклейки полов плиткой ПФХ превысила 396 тыс. руб. Смета также предусматривала работы по разборке цементных полов на сумму свыше 71 тыс. руб.

Таким образом, сумма убытков, необходимая для устранения недостатков выполненных ответчиком работ, превысила согласованную сторонами цену всего договора (400 тыс. руб.). ВС РФ также подчеркнул, что в соответствующем приложении к договору стороны согласовали создание наливного бетонного пола, и такие работы подлежали выполнению из материала заказчика.

«Удовлетворяя иск в заявленной сумме, состоящей в большей части из расходов на приобретение плитки ПВХ, не согласованной сторонами в качестве материала при выполнении работ, суды не дали должной правовой оценки возможности и необходимости в целях восстановления права истца возложить на ответчика ответственность в виде взыскания убытков, включающих стоимость работ и материалов, отличных от предусмотренных условиями договора. Исходя из абз. 2 п. 2 ст. 393 ГК РФ, кредитор не вправе требовать возмещения убытков в размере большем, чем ему был причинен вред, и необходимом для восстановления его прав нарушением обязательства ответчиком, кредитор должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы обязательство было исполнено надлежащим образом», – отмечено в определении ВС РФ. Таким образом, Суд заключил, что судебные акты нижестоящих инстанций нельзя признать законными и обоснованными в отсутствие правового обоснования взыскания убытков в сумме, превышающей цену договора.

В связи с этим ВС отменил нижестоящие судебные акты и отправил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. При новом рассмотрении дела суду следует учесть приведенные в определении положения о толковании и применении ст. 15, 393 ГК РФ, а также установить разумный размер расходов, необходимых на устранение недостатков выполненных ответчиком работ.

Комментируя определение, адвокат АК «Бородин и Партнеры» Олеся Спиричева отметила, что законодатель не ограничивает размер убытков пределом цены договора, однако такое ограничение может быть установлено сторонами добровольно в условиях заключаемого ими договора, что встречается достаточно часто.

«Основанием для отмены судебных актов нижестоящих инстанций послужил не сам по себе факт превышения размера убытков над ценой договора, а возмещение убытков истцу в размере большем, чем размер причиненного ему вреда (нарушение абз. 2 п. 2 ст. 393 ГК РФ), – пояснила эксперт. – Сторонами договора было согласовано выполнение работ гораздо более дешевыми строительными материалами (бетон), чем те материалы, которые были взяты экспертами для расчета размера убытков (плитка ПВХ)».

Юрист Бюро присяжных поверенных «Фрейтак и Сыновья» Екатерина Хазова полагает, что определение ВС РФ не ограничивает возможность заявлять убытки в размере больше стоимости работ по договору: «Оно лишь устанавливает необходимость полного выяснения всех обстоятельств дела для его правильного рассмотрения, в том числе досконального изучения условий спорного договора».

По словам эксперта, размер убытков в рамках рассматриваемого дела по большей части складывался из стоимости материалов для проведения работ. «В смете к договору не был согласован ни данный вид материала, так как его приобретение входило в обязанности заказчика, ни вид работ, для которого нужно было бы закупить этот вид материала. Соответственно, суду первой инстанции теперь предстоит дать оценку, возможно, посредством проведения еще одной, уже судебной, экспертизы, проведение каких видов работ и с использованием каких материалов могло бы восстановить нарушенное право заказчика в связи с ненадлежащим качеством выполнения работ», – предположила Екатерина Хазова.

Юрист полагает, что ВС подчеркнуто не ограничивает размер убытков в виде расходов для восстановления нарушенного права размером указанной в договоре стоимости и не исключает возможность увеличения стоимости имущества лица, которому причинен ущерб, за счет взыскания размера реального ущерба. «Суд лишь устанавливает, что такие убытки должны быть обоснованы исходя из всех условий соответствующего договора и всех обстоятельств его исполнения. Можно предположить, что взыскание убытков в размере большем, чем стоимость работ по договору, возможно, например, когда посредством некачественного выполнения работ были причинены существенные повреждения имуществу, устранение которых потребует несения значительных расходов», – пояснила она.

По мнению Екатерины Хазовой, определение Суда не создает новых постулатов, которые бы изменили принципы или порядок взыскания убытков, а лишь лишний раз подчеркивает необходимость более тщательного изучения нижестоящими судами всех фактических обстоятельств дела при вынесении решения.

Партнер «Law & Commerce Offer» Антон Алексеев отметил, что ВС РФ сделал логичный и законный вывод о том, что в рассматриваемом случае восстановление прав кредитора должно быть в том объеме, в каком это закреплял спорный договор. «На практике не исключены попытки ограничить размер убытков, понесенных кредитором, ценой договора подряда, однако при этом нельзя исключать из суммы убытков и расходы кредитора, связанные с устранением (демонтажом) некачественных работ», – считает он. Эксперт добавил, что ВС определил для подрядчиков некоторые границы, в рамках которых с них могут быть взысканы убытки при некачественном выполнении работ.

Ответственность заказчика за ущерб, причиненный подрядчиком

#1 Eisenfaust Eisenfaust –>

  • Старожил
  • 3 242 сообщений
  • ОбратитьсяПубликации

    Продолжаю серию “песочных” вопросов из сугубо гражданских правоотношений, в которых в силу специфики образования и трудовой деятельности я почти ни бум-бум.

    Подрядчик (ЮЛ), выполняя работы по договору, причинил вред имуществу третьих лиц. Разумеется, заказчик не поручал ему творить такие безобразия, а в договоре предусмотрена обязанность подрядчика соблюдать все меры предосторожности, и т.д. и т.п. Обязанность заказчика контролировать действия подрядчика отсутствует. Деятельность, в целях которой заказчик заключил договор, с повышенной опасностью не связана (ст. 1079 ГК РФ).

    Иск о возмещении вреда предъявлен к заказчику.

    Вопрос: кто надлежащий ответчик?

    Есть ст. 1068 ГК РФ, но она касается вреда, причиненного работниками, да еще при этом гражданами. Не наш случай.

    Зато есть ч. 1 ст. 1064: “Вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред“.

    Вред причинил подрядчик, вот этими самыми своими кривыми руками.

    Закон, возлагающий ответственность в данном случае на заказчика, не обнаружен.

    Значит ли это, что надлежащим ответчиком должен быть подрядчик?

    #2 xSRSx xSRSx –>

    #3 Zmeyka Zmeyka –>

    Eisenfaust , какие отношения связываю Заказчика и истца? Скорее всего, здесь надо искать ответ. Если отношений нет, то тогда да, деликт, но хрустальный шар подсказывает, что не просто так истец подал иск к заказчику

    #4 maverick2008 maverick2008 –>

    Eisenfaust , плюсую вопрос Zmeyka ,

    Помимо 1068ой есть еще и 402 статья.

    Сообщение отредактировал maverick2008: 02 Декабрь 2015 – 13:51

    #5 xSRSx xSRSx –>

    Уф добрался до ноута наконец то.

    Я сейчас расскажу как это было у нас, а ТС надеюсь сам решит подходит это ему или нет, так как нюансов может быть много.

    Предыстория такова – мы строили объект. Рядом были дачи. Ключевое слово – были. И посадки были и дома тоже. были. На нас подали в суд. Взыскивать пытались по статье 1064 ГК РФ.

    Мы выстроили свою позицию на том, что ответственность по это норме наступает при условии доказанности полного состава. Мы говорили о том, что не доказана вина и отсутствует причинно-следственная связь. А отсутствие хоть одного элемента состав влечет отказ.

    Доказывали мы то что на дачах мы ничего не делали, а объект строили на другой земле – актами выбора земельных участков для изъятия, кадастровыми паспортами объектов. Что еще было уже не помню.

    То что не поручали ничего делать на участке Истца (объемы работ) доказывали договором подряда, сметами и актами приемки – сноса зданий там не было.

    А схемы ограждений стройки предоставляли еще. Говорили о том, что стройка велась в контролируемой зоне, все что за ее пределами, а дачи были за забором, нас не волнует. Суд с этим согласился и указал на то, что на нас не лежит обязанность охранять объекты расположенные рядом со стройкой.

    Кто надлежащий ответчик – тыкали пальцем в Истца и говорили пусть ищет и доказывает.

    Как пример кассация по вот этому делу А56-22608/2008

    Сумбурно конечно получилось. ТС . внимательно смотрите обстоятельства дела. оно ведь по разному везде бывает. это просто пример как оно может быть.

    Сообщение отредактировал xSRSx: 02 Декабрь 2015 – 16:35

    Ответственность сторон. 3.1. Исполнитель несёт ответственность за ущерб, причинённый утратой, уничтожением или повреждением имущества Заказчика вследствие ненадлежащего выполнения им

    3.1. Исполнитель несёт ответственность за ущерб, причинённый утратой, уничтожением или повреждением имущества Заказчика вследствие ненадлежащего выполнения им принятых на себя обязательств по настоящему Договору, в размере реального ущерба.

    3.2. Факты хищения, уничтожения или повреждения имущества Заказчика посторонними лицами, проникшими на Объект по вине Исполнителя, либо вследствие пожара или в силу других причин по вине Исполнителя,факт неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств по настоящему ДоговоруИсполнителемустанавливаются в порядке, определяемом действующим законодательством Российской Федерации.

    В случае причинения ущерба Заказчикууполномоченные представителиИсполнителяучаствуют в определении его размера и проведении инвентаризации основных средств, денежных средств и иного имущества Заказчика,результаты которой сопоставляются с данными учета на момент происшествия. При хищении и других, не терпящих отлагательства случаях, инвентаризация начинается немедленно по прибытии уполномоченных представителей сторон на место происшествия.

    Размер убытков, причиненных в результате утраты, уничтожения или повреждения имущества Заказчика, устанавливается комиссией, состоящей из полномочных представителей Заказчика и Исполнителя. По окончании работы комиссии составляется Акт о размере убытков.

    Возмещение Заказчику причиненного Исполнителемущерба производится в 30-ти (тридцати) дневный срок с момента предоставления Заказчикомпостановления органов дознания, следствия или приговора (решения) суда, установивших факт кражи, уничтожения или повреждения имущества Заказчика посторонними лицами, проникшими на Объект по вине Исполнителя, или факт неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств по настоящему ДоговоруИсполнителем.

    Ущерб, причиненный Заказчикудействиями охранника(ов) Исполнителя, может быть возмещен Исполнителем добровольно (по согласованию между сторонами).

    3.3. Исполнитель освобождается от материальной ответственности, если утрата, уничтожение или повреждение имущества Заказчика явились результатом невыполнения Заказчиком правил приема-сдачи имущества под охрану, а также при неисполнении Заказчиком обязательств по настоящему договору.

    3.4. Сторона освобождается от ответственности за частичное или полное неисполнение обязательств по настоящему Договору и причиненные убытки, если ее действия или бездействие были обусловлены воздействием непреодолимой силы или иными обстоятельствами, наступление которых она не имела возможности предвидеть, предотвратить или преодолеть (землетрясение, наводнение, другие стихийные бедствия), в том числе военными действиями, локальными конфликтами, чрезвычайным положением, другими экстремальными ситуациями, а также, если убытки были причинены стороне вопреки добросовестному исполнению договорных обязательств работниками другой стороны, в том числе в условиях крайней необходимости, необходимой обороны или обоснованного риска.

    3.5. При наступлении указанных в п. 3.4 настоящего Договора обстоятельств сторона, для которой наступили эти обстоятельства, должна немедленно известить об этом другую сторону. Наличие обстоятельств непреодолимой силы должно быть подтверждено документально.

    3.6. Исполнитель не несет ответственности: за оставленное в охраняемом помещении (на Объекте) личное имущество работников Заказчика; за ущерб, причиненный Заказчику в неохраняемое время; за ущерб, причиненный в случае нарушения правил пожарной безопасности работниками Заказчика; за ущерб, причиненный Заказчикуработниками Заказчика, в том числе вследствие несоблюдения ими условий сохранности денежных средств и иного имущества Заказчика.

    3.7. При разглашении одной из сторон сведений, составляющих служебную, коммерческую тайну другой стороны, при условии, что указанные сведения были ей известны в качестве таковых, виновная сторона обязана возместить другой стороне причиненные ей в связи с этим убытки.

    3.8. В период приостановления действия договора по причинам, указанным в п.4.3. и п.5.4 настоящего договора Исполнитель перед Заказчиком ответственности не несет.

    Ссылка на основную публикацию