Связь уголовного права с другими отраслями права

Уголовное право. Общая часть

Уголовное право в системе иных отраслей права

Известен постулат, что любое посягательство на охраняемые законом социальные блага представляет для общества опасность. Вместе с тем ясно и другое, что степень общественной опасности посягательства может быть различна, в связи с чем методы зашиты этих отношений должны быть адекватны опасности посягательства. Таким образом, применение мер воздействия той или иной отрасли права к правонарушителю зависит не только от сферы жизнедеятельности субъектов общественных отношений, которым причиняется вред, но и от тяжести самого проступка в пределах одной и той же социальной сферы.

Вот почему уголовное право во всех своих основных значениях — законодательства, отрасли права, науки и учебной дисциплины — тесно связано с другими социально-правовыми реалиями. С позиции конструктивного подхода имеет смысл отыскать прежде всего их социально-нравственное и организационно-правовое единство, а затем указать на их различия, несхожести, которые, как известно, лежат в плоскости особенностей предмета и метода регулирования, а также правовых последствий совершения правонарушения в сфере той или иной отрасли права.

Проблемы взаимодействия и взаимосвязи конвенционного и национального законодательства, действия уголовного закона в пространстве, ответственности иностранных граждан и лиц, пользующихся дипломатической неприкосновенностью, как равно и другие подобные вопросы, вряд ли могут быть разрешены без «творческого сближения» уголовного и международного права.

Уголовное право взаимодействует не только с внутренним (национальным) правом, но и с международным уголовным правом, в частности, при решении таких проблем, как: действие уголовного законодательства в пространстве, ответственность иностранных граждан, выдача лиц, совершивших преступление на территории других государств, уголовная ответственность лиц, пользующихся особой международной защитой, приведение уголовного законодательства в соответствие с международными договорами и кодификация преступлений международного характера и борьба с ними.

Для уголовного права важное значение имеет конституционное право, которое прежде всего предопределяет содержание и систему действующего уголовного законодательства, обусловливает социальные приоритеты, защита которых является первостепенной задачей уголовного права и законодательства. Иными словами, нормы конституционного права выступают юридической основой, на которой развивается и которой (как и международному праву) должно соответствовать уголовное право в своих основных, концептуальных значениях.

Кроме того, уголовное право является материнской (исходной) отраслью по отношению к уголовно-процессуальному, уголовно-исполнительному праву и образует вместе с ними охранительную подсистему.

Применение уголовного права в реальной жизни в первую очередь связано с определенными процедурными правилами, т.е. с процессуальной деятельностью: порядком привлечения к уголовной ответственности и возбуждения уголовного дела по признакам того или иного преступления; предъявлением обвинения в совершении преступления; избранием меры пресечения; определением методов и способов доказывания виновности; прекращением уголовного преследования; вынесением судом оправдательного либо обвинительного приговора и применением (в последнем случае) уголовного наказания.

Как известно, эти процессуальные действия регулируются нормами уголовно-процессуального права. Вместе с тем процессуальная деятельность подчинена уголовно-правовой оценке содеянного виновным. Особенно тесно соприкасаются уголовное право и уголовный процесс в таких институтах, как основание уголовной ответственности. В трактовке философской науки о праве отношения между уголовным (материальным) и уголовно-процессуальным правом подчинены диалектике соотношения содержания и формы. Уголовно-процессуальное право — это своеобразная форма установления виновности лица в совершении преступления.

От уголовно-процессуального права уголовное право отличает то, что уголовный процесс выступает в качестве формы, в которой реализуется уголовное право. Уголовное право устанавливает общие положения уголовной ответственности, дает перечень составов, предусматривает наказания и т.п.

Уголовный процесс регулирует отношения между органами дознания, следствия, прокуратуры, суда и лицом в связи с разрешением вопросов дознания, следствия, рассмотрения уголовного дела в суде, постановления и исполнения приговора и др. В его границах регламентируются вопросы взаимодействия органов дознания, следствия, прокуратуры, суда между собой.

«Родство» уголовного и уголовно-исполнительного права определяется прежде всего тем, что существование последнего обусловлено нормами уголовного права, определяющего основания, пределы, условия и порядок назначения наказаний и выбора вида исправительного учреждения в случае осуждения виновного к лишению свободы. Порядок и условия исполнения (отбывания) назначенных наказаний регулируются нормами уголовно-исполнительного права. Кроме того, цели уголовного наказания находят свою дальнейшую реализацию в сфере действия норм уголовно-исполнительного права.

Связь уголовного и уголовно-исполнительного права особенно очевидна при решении вопросов об освобождении осужденного от уголовного наказания. Их «родственные узы» скрепляет и совпадение отдельных функций деятельности, возможной лишь в связи с совершением преступления.

Приведенные положения не противоречат тезису о самостоятельности уголовно-исполнительного права, которым была завершена длительная дискуссия о месте этой отрасли в системе права.

Говоря о соотношении уголовного права с другими отраслями, необходимо иметь в виду то обстоятельство, что уголовное право выполняет обеспечительную роль в отношении так называемых созидательных отраслей права: гражданского, трудового, экологического и других, так как обеспечивает защиту правомерного поведения уголовно-правовыми средствами в сфере действия правовых отраслей, регулирующих социально-полезные общественные отношения.

Трудно переоценить взаимодействие уголовного и административного права при решении проблемы о разграничении преступлений и административных правонарушений, о соотношении административных и уголовно-правовых санкций, при законодательном «переводе» административных правонарушений в ранг преступлений или наоборот. Связь между уголовным и административным правом в недалеком прошлом проявлялась в том, что в ряде норм уголовного права в качестве необходимого условия уголовной ответственности являлась административная преюдиция — предварительное привлечение виновного к административной ответственности.

Уголовное право «сотрудничает» с гражданским правом прежде всего в области разграничения имущественных преступлений и гражданско-правовых деликтов, как правило содержащих имущественный элемент. Огромную пользу может принести сравнительное исследование эффективности уголовно- и гражданско-правовых санкций имущественного характера, например штрафа. Лишь во взаимосвязи норм уголовного и гражданского права можно правильно определить пределы уголовной и гражданской ответственности.

В сфере борьбы с экономической преступностью, которая вобрала в себя большой круг наиболее опасных преступлений (имущественные, хозяйственные, коммерческие и экологические), находятся точки соприкосновения уголовного, предпринимательского и экологического права.

В охране трудовых и производственных прав граждан, безопасных условий их труда в сфере взаимодействия с техникой и транспортом наиболее ощутимы грани сопредельности уголовного и трудового права.

Уголовное право имеет двустороннюю связь с криминологией, изучающей преступность, личность преступника. С одной стороны, криминология касается анализа институтов уголовного права с позиции изучения их кримообразующих признаков, с другой — уголовное право пользуется криминологическими разработками, в частности определяя эффективность уголовно- правовой практики назначения соответствующих наказаний той или иной категории лиц, совершивших преступление.

Взаимодействие уголовного права с другими отраслями права связано с его функциями, которые уголовное право в силу его специфики способно реализовать только при наличии соответствующей связи с другими отраслями права. Это означает, что в методологическом плане изучение уголовного права должно опираться и на отрасли права, нормы которых восполняют бланкетные (отсылочные) диспозиции уголовно-правовых норм.

Можно заключить, что уголовное право, будучи системным по своей природе и относительно самостоятельным правовым феноменом, само является лишь частью (хотя и внушительной) более серьезного системного образования, именуемого правовой системой России.

Взаимосвязь уголовного права с другими отраслями права

Одним из существенных отличий уголовного права является то, что практически все его запреты касаются сфер, урегулированных нормами других отраслей права. Поэтому для окончательного уяснения признаков уголовно-правового запрета часто приходится обращаться к иным нормам. Такая связь уголовного права с другими правовыми отраслями непосредственно предопределена его сущностными свойствами, что в свою очередь обусловлено системными свойствами предмета и метода регулирования и потому не зависит от воли законодателя, а лишь более или менее точно отражается им в уголовно-правовой норме. Уяснение сущности межотраслевых связей уголовного права является ключом к решению многих вопросов.

Связь уголовного права с нормативными предписаниями другой отраслевой принадлежности имеет несколько уровней и множество форм.

К связям иерархического порядка относятся взаимоотношения между уголовным правом и нормами Конституции РФ, а также общепризнанными принципами и нормами международного права.

Согласно ст. 1 УК РФ уголовный закон основывается на Конституции РФ и общепризнанных принципах и нормах международного права, которые в этом смысле также признаются источником уголовного права. Нормы уголовного права, как и любой другой отрасли, находятся в отношении «подчинения» нормам конституционного права, и при расхождении уголовно-правовых предписаний с положениями Конституции РФ, последние могут быть применены непосредственно (см. постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31.10.1995 № 8). Непосредственное применение норм Конституции РФ к отношениям, регулируемым уголовным правом, возможно лишь для ограничения или исключения уголовной ответственности, если уголовный закон в этой части противоречит Конституции РФ. Привлечение же к уголовной ответственности на основе непосредственного применения конституционных норм невозможно, поскольку это нарушит принцип, сформулированный на основе конституционных положений в ст. 1 УК РФ.

Более сложным является взаимосвязь с нормами международного права. Прежде всего, необходимо отметить, что в соответствии со ст. 15 Конституции РФ общепризнанные нормы и принципы международного права являются составной частью правовой системы РФ.

В Конституции РФ речь идет также о международных договорах РФ, правила которых применяются непосредственно в случае противоречия между ними и национальным законом. Из ч. 2 ст. 1 УК РФ следует, что общепризнанные принципы и нормы международного нрава положены в основу его предписаний, т.е. уже учтены законодателем. Что же касается новых международных соглашений, затрагивающих вопросы уголовного права, то они в случае их подписания и ратификации Российской Федерацией, становятся элементами системы норм уголовного права только посредством процедуры внесения соответствующих изменений в УК РФ. Согласно п. 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.10.2003 № 5 международные договоры, нормы которых предусматривают признаки составов уголовно наказуемых деяний, не могут применяться судами непосредственно, поскольку такими договорами прямо устанавливается обязанность государств обеспечить выполнение предусмотренных договором обязательств путем установления наказуемости определенных преступлений внутренним (национальным) законом. К числу таких договоров относится, например, Единая конвенция о наркотических средствах 1961 г., Международная конвенция о борьбе с захватом заложников 1979 г., Конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов 1970 г. и другие акты.

Как отмечается в указанном Постановлении, международно-правовые нормы, предусматривающие признаки составов преступлений, должны применяться судами РФ в тех случаях, когда норма УК РФ прямо устанавливает необходимость применения международного договора РФ (например, ст. 355 и 356 УК РФ). Необходимо обратить внимание на то, что обязательному включению в УК РФ подлежат нормы, устанавливающие уголовную ответственность. Следовательно, те нормы, которые предусматривают изъятие из общего запрета, могут применяться непосредственно, если они являются конституционными или общепризнанными международными нормами и принципами. Такие нормативные акты приобретают функции уголовно-правового регулирования, лишь соединяясь с нормами уголовного права, содержащимися в уголовном законе. Вне пределов, обозначенных УК РФ, они, как правило, не имеют самостоятельного значения.

Еще более ограничена роль норм других отраслей права, с помощью которых лишь детализируются признаки уголовно-наказуемого деяния, обозначенного в общей форме в уголовном законе. Таким образом, лишь уголовно-правовая норма в конечном итоге определяет преступность, наказуемость деяния и другие уголовно-правовые последствия.

К числу вертикальных отношений можно также отнести взаимосвязь уголовного права с нормами уголовно-исполнительного и уголовно-процессуального права. Речь идет не о подчиненности одной отрасли другой, а о зависимостях генетического порядка. Например, в уголовно-исполнительном праве не могут формулироваться собственные виды наказания, точно так же, как уголовный процесс опирается на те виды составов преступлений, которые содержатся в статьях УК РФ. Только в этом отношении связь носит вертикальный характер. Что же касается других норм этих же отраслей, то между ними возникают горизонтальные связи. Например, большинство бланкетных диспозиций статей гл. 31 УК РФ «Преступления против правосудия» конкретизируют признаки состава преступления с помощью отсылки к нормам уголовного процесса. Несмотря на тесную взаимосвязь норм указанных отраслей необходимо четко разграничивать функции каждой из них.

Горизонтальный вид отношений характерен для связи норм уголовного, гражданского и административного законодательства. Предписания именно этих отраслей права большей частью и составляют нормативную инфраструктуру уголовного права. Они предопределяют содержание многих запретов уголовного права, поскольку с помощью своих методов регулируют те общественные отношения, которые являются предметом уголовно-правовой охраны.

Системные связи уголовного права находят свое отражение в специальных приемах законотворчества, проявляясь в виде бланкетных диспозиций, отдельных бланкетных признаках или в использовании терминов иной отраслевой принадлежности. При этом важное значение имеет согласование уголовно-правового запрета с особенностями правового регулирования охраняемых общественных отношений.

Наука уголовного права

Наука уголовного права представляет собой познавательную деятельность, предметом которой является уголовное законодательство, нормы уголовного права, понятия преступления и наказания, практика применения уголовно-правовых норм и, кроме того, все, что связано с социально-экономическими условиями, детерминирующими необходимость существования уголовного права и определяющими формы, методы и пределы уголовно-правового регулирования. В связи с этим, в числе методов уголовного нрава не только догматические способы изучения текста закона, но и вся совокупность научных приемов, позволяющих установить социальную обусловленность норм уголовного права, основания и пределы их действия и прогнозы развития общества, которые следует учитывать при решении вопросов криминализации (объявления их преступными) и декриминализации деяний. Результаты такой научной деятельности находят свое отражение в литературе уголовного права.

Уголовно-правовая литература зарождалась в России первоначально в виде эссе государственных деятелей, посвященных общим вопросам развития права, в том числе и уголовного. Так, «Наказ» Екатерины II, адресованный комиссии по составлению нового Уложения, содержал в основном заимствования из работ Ш. Монтескье «О духе законов» и Ч. Беккариа «О преступлениях и наказаниях», произведений Д. Дидро и др.

В начале XIX в. стали издаваться учебники уголовного права, прежде всего, в виде переводов с иностранных языков основных положений науки уголовного права. К числу первых систематизированных учебников можно отнести Курс А. Фейербаха. Практически следом за ним были изданы учебники отечественных авторов. Наиболее основательно идеи уголовного права были развиты российскими учеными в конце XIX – начале XX в. Вопросы общей части уголовного нрава, рассмотренные в трудах дореволюционных юристов, до сих пор не потеряли свою актуальность. Более того, можно считать, что основные институты Общей части уголовного права, например, соучастие, стадии совершения преступления, вина и т.п., с тех пор мало изменились.

Советский этап развития положений науки уголовного права первоначально базировался на прежнем, дореволюционном фундаменте, затем был насыщен теориями, приспособленными к политическому режиму того периода развития государства. Впоследствии наука уголовного права совершила качественный скачок в своем развитии. Освободившись от левацких и тоталитарных взглядов 1930–1950-х гг., она пошла в своем развитии в глубь теории. Именно на этот период приходятся фундаментальные работы М. Д. Шаргородского, Н. Д. Дурманова, Я. Б . Брайнина, Н. В. Кудрявцева, Η. Ф. Кузнецовой и многих других видных ученых.

Современный период уголовного права связан с необходимостью научного поиска ответа на новые криминальные вызовы, порожденные транснациональным характером преступности, срастанием экономической преступности с коррупционными проявлениями. Значительное развитие получили учение о предмете и методе уголовного права, теория межотраслевых связях уголовного права.

Соотношение уголовного права с другими отраслями права

Уголовное право носит материальный характер (содержит нормы, непосредственно регулирующие общественные отношения). Оно не даёт указаний относительно порядка применения своих положений (например, относительно порядка рассмотрения судом уголовных дел). Данные общественные отношения регулируются порождаемыми уголовным правом процессуальными отраслями права: уголовно-процессуальным и уголовно-исполнительным правом. Дж. Флетчер и А. В. Наумов так характеризуют соотношение материальных и процессуальных норм, связанных с совершением преступлений: «Нормы уголовного права устанавливают абстрактную вину абстрактного человека… Вина же фактическая, т. е. вина конкретного человека в совершении им конкретного преступления, устанавливается с помощью уголовно-процессуальных норм».

По предмету и методу правового регулирования уголовное право отличается от других отраслей права. Вместе с тем по сфере своего действия оно тесно сближается с некоторыми другими отраслями, прежде всего — с административным, уголовно-процессуальным и уголовно-исполнительным правом.

Так, административное право регулирует общественные отношения в сфере государственного управления и отношения управленческого характера, возникающие при осуществлении иных форм государственной деятельности (в том числе и правосудия). Особенно близко нормы уголовного права соприкасаются с теми нормами административного права, которые определяют, какие деяния являются административными правонарушениями (проступками) и какие меры административного взыскания применяются к лицам, их совершившим. В ряде случаев границы между уголовно наказуемыми деяниями и соответствующими административными правонарушениями подвижны и при определенных обстоятельствах и условиях отдельные административные правонарушения могут “перерастать” в преступления и наоборот. Речь идет, например, об административно наказуемых: контрабанде, мелком хищении чужого имущества, хулиганстве и т. д.

В тех странах, где административные правонарушения отграничиваются от преступлений, при применении норм уголовного права необходимо учитывать положения административного права. Нередко уголовное право и административное право устанавливают наказуемость деяний со схожими признаками, но отличающихся друг от друга по степени причиняемого обществу вреда. Если деяние целиком охватывается составом административного правонарушения, уголовная ответственность за него исключается.

Существует два возможных подхода к разрешению ситуаций, когда нормы уголовного права вступают в конкуренцию с нормами административного или гражданского права. Приоритет может отдаваться нормам уголовного права или нормам других отраслей; последнее является одним из проявлений принципа экономии уголовной репрессии, который предполагает, что уголовная ответственность должна применяться лишь в тех случаях, когда без неё нельзя обойтись.

Уголовно-процессуальное право определяет порядок и формы деятельности суда, прокурора, следователя, органа дознания при расследовании преступлений и рассмотрении уголовных дел в суде, гарантирующие права граждан и соблюдение законности в сфере уголовной юстиции. Тесная связь уголовного и уголовно-процессуального права проявляется, в частности, в том, что нормы уголовного права во многом определяют предмет доказывания при расследовании и судебном рассмотрении уголовных дел (в первую очередь уголовно-правовое содержание состава соответствующего преступления). Нормы же уголовно-процессуального права обусловливают порядок официального признания установленных фактов как основания их уголовно-правовой оценки. И в этом смысле уголовно-правовое значение приобретают не все установленные, например, следователем и судом факты и обстоятельства, а лишь те, которые установлены в соответствии с требованиями уголовно-процессуальных норм.

Уголовно-исполнительное право регламентирует порядок исполнения наказания, и результаты его применения дают представление об эффективности уголовно-правовых норм о наказании и освобождении от наказания.

Реализация охранительной функции уголовного права обеспечивает нормальное течение социально-полезных общественных отношений, регулируемых другими отраслями права: гражданским правом, трудовым правом, экологическим правом и т.д. Кроме того, нередко уголовно-правовые нормы содержат отсылки к нормам других отраслей права: например, уголовное право может устанавливать ответственность за преступления, связанные с нарушением порядка осуществления предпринимательской деятельности, но установление законного порядка такой деятельности входит в предмет гражданского права.

Некоторые нормы уголовного права делают отсылку к международному праву: при определении территориальных пределов действия национального уголовного законодательства, решении вопроса о привлечении к ответственности лиц, выполняющих обязанности дипломатического и консульского представительства, о выдаче лиц, совершивших преступление, о преступлениях против мира и безопасности человечества необходимо следовать нормам международных договоров.

Наконец, уголовное право тесно связано с некоторыми внеотраслевыми юридическими науками:

  • · криминология изучает преступность в целом, средства и способы её предупреждения и борьбы с ней;
  • · криминалистика рассматривает механизмы совершения конкретных преступлений и способы их раскрытия;
  • · судебная психология исследует причины уголовно-противоправного поведения и методы исправительного воздействия на лиц, совершивших преступления;
  • · судебная психиатрия решает вопрос о влиянии на поведение человека (в том числе уголовно-противоправное) психических заболеваний и иных патологических состояний психики;
  • · судебная медицина занимается установлением характера и степени вреда здоровью, причиненного человеку преступными посягательствами.

От других отраслей уголовное право отличается, в первую очередь, предметом, т. е. кругом регулируемых общественных отношений. Правда, в общей теории права получила распространение точка зрения, в соответствии с которой уголовное право лишено самостоятельного предмета регулирования; общественные отношения регулируют другие отрасли права (государственное, административное, гражданское и т. д.), уголовное же право лишь охраняет эти отношения, являясь своеобразным средством их обеспечения.

Поскольку право диктует исходящие от государства общеобязательные правила, оно есть регулятор поведения людей в обществе. В этом смысле не является исключением и право уголовное. Поэтому неверно представлять дело таким образом, что нормы уголовного права лишь охраняют общественные отношения, регулируемые нормами иных отраслей права. В действительности нормы каждой отрасли права обычно сами охраняют собственные предписания. Уголовно-правовая санкция в принципе не может применяться за нарушение, например, административно-правового запрета, касающегося специфических общественных отношений. Такое правоприменение означало бы грубейшее нарушение законности.

Сведение функций уголовного права лишь к охранительной нередко приводит к расширению сферы охраняемых им общественных отношений. В юридической литературе встречаются утверждения, что нормы уголовного права являются средством охраны всех общественных отношений, регулируемых другими отраслями права. Здесь налицо явное преувеличение охранительной роли уголовного права. Уголовно-правовые санкции призваны защищать наиболее важные права, свободы и интересы личности, общества и государства. Чрезмерное расширение сферы уголовного права может привести лишь к отрицательным последствиям, как для общества, так и для личности.

Взаимосвязь уголовного права с другими отраслями права и науки

Уголовное право взаимосвязано с философией, общей теорией права, криминологией, а также с такими отраслями законодательства и науки, как государственное, гражданское, административное, уголовно-процессуальное, уголовно-исполнительное, международное и другие.
Связь уголовного права с философией выражается в том, что, во-первых, методологической основой рассматриваемой отрасли права является диалектический и исторический материализм; во-вторых, ряд положений уголовного права, например об обосновании уголовной ответственности, о причинной связи, раскрываются с позиции категорий диалектического и исторического материализма.
Взаимосвязь уголовного права с общей теорией права состоит в том, что последняя представляет собой теоретическую основу уголовного права, как и любой другой отрасли права, и в то же время сама опирается на положения различных отраслей права, включая уголовное право.
Связь уголовного права и криминологии проявляется в следующем: во-первых, криминология «отпочковалась» от уголовного права; во-вторых, ряд категорий криминологии, прежде всего преступность как совокупность преступлений, личность преступника, определяются уголовным правом, которое, в частности, устанавливает, какие общественно опасные деяния признаются преступлениями; в-третьих, уголовное право, выполняя предупредительную функцию, присущую также криминологии, содержит юридические нормы, направленные на предупреждение преступлений; в-четвертых, уголовное право использует отчасти методы исследования, применяемые в криминологии, например метод конкретно-социологического исследования, а криминология – методы, присущие уголовно-правовым исследованиям, например методы сравнительного правоведения, логико-формальный.

Государственное право имеет основополагающее значение для уголовного права. Государственно-правовые нормы содержат принципиальные положения об уголовной ответственности (ст. 19-25,45-54 и другие Конституции РФ), конкретизируемые в уголовном законодательстве (ст. 4 УК РФ и ряд других статей).
Постоянно расширяется и углубляется связь уголовного права с гражданским правом и другими отраслями законодательства гражданско-правового цикла, в частности семейным и финансовым правом. Эта связь выражается в наличии в УК РФ значительного числа норм с бланкетными диспозициями, в которых сделаны ссылки на нормы, содержащиеся в указанных и других отраслях законодательства гражданско-правового цикла. Таковым являются, например, нормы, установленные статьями 123, 128, 154, 156, 169, 170-173, 176-178, 180, 181, 183, 185, 189, 191, 193-195, 202, 246, 247, 253 УК РФ.
Связь между уголовным и административным правом выражается в том, что, во-первых, каждая из этих отраслей законодательства выполняет охранительную функцию: уголовное право защищает общественные отношения от преступлений, а административное право – от менее опасных правонарушений (административных проступков). И, во-вторых, в административном праве предусмотрена ответственность за отдельные правонарушения, например за мелкое хищение (ст. 49 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях), мелкое хулиганство (ст. 158 этого же Кодекса), являющиеся смежными с одноименными преступлениями, что вызывает необходимость отграничения одних от других.
Связь уголовного (материального) и уголовно-процессуального права заключается в их соотношении как содержания и формы. Это соотношение точно обрисовано в следующем высказывании К. Маркса: «Судебный процесс и право так же тесно связаны друг с другом, как, например, формы растений связаны с растениями, а формы животных – с мясом и кровью животных. Один и тот же дух должен одушевлять судебный процесс и законы, ибо процесс есть только форма жизни закона, следовательно, проявление его внутренней жизни»*. Таким образом, уголовный процесс – это форма, в которой реализуются уголовно-правовые нормы и основанные на них уголовные правоотношения.

*Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 1, С. 158
Уголовное право связано с уголовно-исполнительным правом. В обеих отраслях права определены сходные цели наказания – исправление осужденных и предупреждение совершения новых преступлений (ст. 43 УК РФ, ст. 1 УИК РФ). Кроме того, уголовное право определяет основания, пределы, условия и порядок назначения наказаний, а уголовно-исполнительное право – порядок и условия исполнения таких наказаний, как лишение свободы, исправительные работы.
Связь уголовного права с международным правом заключается в том, что, во-первых, ряд вопросов, в частности о действии уголовного закона в пространстве, его распространении на иностранных граждан, ответственности лиц, пользующихся дипломатической неприкосновенностью, регулируется нормами и уголовного, и международного права; во-вторых, некоторые уголовно-правовые нормы соответствуют международно-правовым нормам, например ст. 211 УК РФ в части ответственности за угон судна воздушного транспорта соответствует положениям конвенций о борьбе с незаконным захватом воздушных судов.
Кроме отмеченного, уголовное право связано с криминалистикой, оперативно-розыскной деятельностью. Данные отрасли науки определяют свое содержание на базе уголовно-правовых норм, устанавливающих круг и признаки преступлений.

Дата добавления: 2015-05-08 ; просмотров: 3812 | Нарушение авторских прав

§ 2. Взаимодействие уголовного права с другими отраслями российского права, международным правом и нормами морали

Уголовно-процессуальное право представляет собой совокупность норм, определяющих порядок и формы деятельности органа дозна­ния, следователя, прокурора и суда при расследовании преступлений, разбирательстве уголовных дел в судах и обжаловании решений судов по таким делам.

В уголовном праве определены основания для освобождения от уго­ловной ответственности и наказания, а в уголовно-процессуальном пра­ве — порядок такого освобождения. К примеру, ст. 75 УК устанавливает основан™ освобождения от уголовной ответственности в связи с дея­тельным раскаянием лица. К таким основаниям относятся: совершение преступления, относящегося к категории деяний небольшой или сред­ней тяжести, впервые, добровольная явка с повинной, способствование раскрытию преступления, возмещение причиненного ущерба или за-

Более подробно источники уголовного права зарубежных государств рассмотрены в гл. XXVI настоящего учебника, специально посвященной этому вопросу.

глаживание вреда, причиненного в результате преступления, иным об­разом. Этой уголовно-правовой норме соответствует норма уголовно- процессуального права, закрепленная в ст. 28 УПК, согласно которой суд, а также следователь с согласия руководителя следственного орга­на или дознаватель с согласия прокурора вправе прекратить уголовное преследование в отношении такого лица.

Таким образом, если уголовное право определяет содержание пра­воотношений, то уголовный процесс — форму. Наиболее тесное взаи­модействие этих двух отраслей проявляется в вопросах основания уго­ловной ответственности, предмета доказывания по уголовному делу, давности, амнистии, помилования, экстрадиции, ответственности не­совершеннолетних лиц и некоторых других категорий обвиняемых.

Уголовно-исполнительное право определяет основные средства исправ­ления осужденных (ст. 9 УИК 1997 г.), их правовой статус (гл. 2 УИК), устанавливает порядок исполнения различных видов наказания и при­менения иных мер уголовно-правового характера, дает определение злостного уклонения от отбывания наказания, устанавливает порядок освобождения от наказания, регламентирует осуществление контро­ля за поведением условно осужденных и в этой части непосредственно взаимодействует с уголовным правом.

Административное право близко уголовному по задачам, поскольку и то и другое во главу угла ставят охрану прав и свобод личности, иму­щественных отношений и интересов государства. Помимо этого можно отметить сходство в методах воздействия на общественные отношения, поскольку и административное, и уголовное право в первую очередь используют юридическую ответственность в качестве такого средства воздействия.

Следует сказать и о «смежных» составах, ответственность за кото­рые предусмотрена в административном и уголовном праве. Так, в ад­министративном праве существует состав мелкого хулиганства, пред­усмотренный ст. 20.1 КоАП, в то же время уголовному праву известен состав хулиганства (ст. 213 УК) и иных преступлений, совершенных из хулиганских побуждений. Соотношение этих деяний можно устано­вить, обратившись к текстам двух кодексов.

К составам, требующим разграничения, относятся также приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств (ст. 6.8 КоАП), нарушение авторских и смежных прав (ст. 7.12 КоАП), уничтожение или повреждение чужого имущества (ст. 7.17 КоАП), мел­кое хищение (ст. 7.27 КоАП), неправомерные действия при банкротстве (ст. 14.13 КоАП) и многие другие.

Принятие УК 1996 г., в текст которого были включены ранее неиз­вестные составы преступлений, привело к проблеме соотношения от­дельных норм уголовного права с нормами гражданского, финансового, налогового, таможенного права и других отраслей. К примеру, преступле­нием в сфере экономической деятельности признается уклонение фи­зического лица от уплаты налогов и (или) сборов (ст. 198 УК). В то же время подобное деяние предусмотрено в качестве налогового право­нарушения в Налоговом кодексе РФ. Согласно ст. 106 НК налоговым правонарушением признается виновно совершенное, противоправ­ное (в нарушение законодательства о налогах и сборах) деяние (дейст­вие или бездействие) налогоплательщика, налогового агента и иных лиц, за которое Кодексом установлена ответственность. К налоговым правонарушениям, в частности, отнесены непредставление налоговой декларации (ст. 119 НК), неуплата или неполная уплата сумм налога (ст. 122 НК) и др. Разграничение собственно налогового правонару­шения и налогового преступления проводится с учетом такого крите­рия, как сумма неуплаченного налога. Уголовная ответственность насту­пает при условии неуплаты налога в крупном размере (см. прим. к ст. 198 УК). При этом для привлечения лица к уголовной ответственности за уклонение от уплаты налога требуется обращение к нормам налогового права, поскольку в уголовном праве не определяются понятие налога, порядок и сроки его уплаты и т.п. В этой части можно говорить о взаи­модействии уголовного и налогового права.

Обращение,к норма^гражданского права, содержащего определе­ние преДпринимательскондеятельности, необходимо при квалифика­ции воспрепятствования законной предпринимательской деятельности (ст. 169 УК), незаконного предпринимательства (ст. 171 УК) и др. В гра­жданском праве определены и другие ключевые понятия, используе­мые законодателем при конструировании норм о преступлениях в сфере экономической деятельности: сделка (ст. 179 УК), кредит и кредитор­ская задолженность (ст. 176, 177 УК), юридические лица (ст. 171 УК), лицензия (ст. 171, 172 УК) и др.

Не будет преувеличением сказать, что уголовное право, в той или иной степени, взаимодействует со всеми отраслями российского права, поскольку в некоторых случаях устанавливает ответственность за наи­более серьезные нарушения правил, установленных другими отраслями, и поскольку при конструировании составов преступлений заимствует ряд правовых категорий, выработанных этими иными отраслями права.

Уголовное право взаимодействует с международным правом. Соглас­но Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы междуна­родного права являются составной частью правовой системы Россий­ской Федерации (ст. 15) [24] . О связи с международным правом говорится и в самом УК. Так, согласно ст. 1 УК основывается на «общепризнан­ных принципах и нормах международного права» (ч. 2). В случае кол­лизии уголовно-правовой нормы Российской Федерации и нормы ме­ждународного права приоритет отдается норме международного права. В УК существуют нормы, применение которых невозможно без обраще­ния к нормам международного права. Это относится к действию уголов­ного закона в пространстве, ответственности дипломатических предста­вителей иностранных государств и иных граждан, которые пользуются иммунитетом, ответственности иностранных граждан за ряд преступ­лений, совершенных за границей, выдаче иностранных граждан и лиц без гражданства, совершивших преступление за границей, и др. В Ко­дексе содержатся составы так называемых конвенционных преступле­ний, т.е. таких, общие признаки которых и принципы ответственности за которые предусмотрены в международных соглашениях (конвенци­ях), ратифицированных Россией. К числу таких составов относятся тор­говля людьми, терроризм, незаконный оборот наркотиков и психотроп­ных веществ, угон судна воздушного или водного транспорта и др. По­мимо этого в УК установлена ответственность и за рад международных преступлений, т.е. преступлений, посягающих на безопасность всего человечества: геноцид, экоцид, наемничество, военные преступления (гл. 34 «Преступления против мира и безопасности человечества»). Таким образом, связь уголовного права Российской Федерации и ме­ждународного права довольно сильная.

Взаимосвязь уголовного права с нормами морали также тесная. Неко­торые уголовно-правовые нормы непосредственно «выросли» из нрав­ственных норм. Это нормы об ответственности за оставление в опас­ности (ст. 125), развратные действия (ст. 135) и др. Помимо этого в УК содержится отдельная глава — гл. 25 с названием «Преступления про­тив здоровья населения и общественной нравственности», включающая составы таких преступлений, как надругательство над телами умерших, жестокое обращение с животными, преступлений, связанных с прости­туцией и порнографией (рт. 240—245).

Связь уголовного права и норм морали прослеживается и в ряде дру­гих уголовно-правовых норм. Так, впервые в перечень смягчающих об­стоятельств, учитываемых судом при назначении уголовного наказания, включено такое, как совершение преступления «по мотиву сострадания» (п. «д» ст. 61). Аморальное поведение потерпевшего, спровоцировавшего другого на совершение преступления, также признается смягчающим об­стоятельством при назначении наказания лицу, действующему в условиях такого рода провокации (п. «з» ст. 61). Нравственное, гуманное отноше­ние к человеку, пусть и совершившему преступление, привело к появле­нию норм и даже целых институтов уголовного права, предусматривающих некоторые «льготы» для несовершеннолетних лиц, женщин, в частности беременных и имеющих малолетних детей, пожилых людей, инвалидов.

Ссылка на основную публикацию